О ВКУСЕ,СТИЛЕ, МЕРЕ

Речь идет об одежде.Да, именно той что мы с вами носим, покупаем в магазине, шьем, наряжаемся - одним словом, о нашем выборе. Китайские, турецкие, европейские балахоны и множество вариаций на эту тему - вот что побудило к размышлениям о стиле, вкусе, умеренности, уместности проявляющихся через  одежду. Откуда прибыло такое стадное чувство следования тренду моды не взирая ни на что? Где критерий выбора и что является красивым и подходящим? Не будем капаться в терминах Эстетики и Этики, давайте обратимся к вопросу о закономерностях. Отправная точка здесь классическое утверждение: если где-то прибыло, значит где-то убыло... как это савязано со вскусом, стилем, мерой читайте ниже.... 

                    Правила хорошего тона раньше преподавали, а вернее сказать прививали, вышколивали со всей строгостью. Эта доктрина воспитания, которая помещалась в головы воспитанниц, давала свои удивительные плоды, она  была призвана «..дать государству образованных женщин, хороших матерей, полезных членов семьи и общества». В 1764 году специальным указом Екатерины II в Санкт-Петербурге было создано «Воспитательное общество благородных девиц», которое позже стало называться «Смольный институт благородных девиц». Знаете ли вы, что:

- вся система образования была направлена на то, чтобы сформировать в девочках почтение к старшим, чувство благодарности, доброжелательности, опрятность, бережливость, учтивость, терпение, трудолюбие и прочие добродетели;

- повседневная жизнь  отличалась простотой и однообразием, строгим порядком и дисциплиной;

- внешний вид смолянок отличался простотой и скромностью: одевались и причесывались строго по форме, никаких вариаций не допускалось;

- изначально для поступления в институт было необходимо сдать экзамены (немного из французского, еще меньше из русского, плюс наличие определенного религиозного воспитания) и пройти отбор по происхождению;

- немногие из знати были согласны обрекать своих дочерей на безвыездные 12 лет учебы, после которых вставал нелегкий вопрос о дальнейшей выдаче замуж чересчур образованной девицы. Именно поэтому основной состав учениц был родовитым, но бедным;

- институт диктовал свои нормы внешнего вида. Ученицы были обязаны носить особые форменные платья определённого цвета: в младшем возрасте — кофейного, во втором — темно-синего, в третьем — голубого и в старшем возрасте — белого. Коричневый цвет символизирует близость к земле и, вдобавок, более практичен, особенно для младших детей. Более светлые цвета символизируют возрастающую образованность, аккуратность;

- помимо «государственных» мест для воспитанниц, довольно большое количество девушек содержалось за счет специальных стипендий, вносимых как императорской семьей, так и просто богатыми людьми.За тех, кто не мог получить какую-либо стипендию, вносили плату родные. В начале XX века это было около 400 рублей в год. Количество мест для таких учениц, однако, все равно было ограничено;

- в 1765 году было открыто Александровское училище для девушек недворянского происхождения, дававшее образование по сокращенной программе, а впоследствии ставшее Александровским отделением института;

- условия пребывания в институте были строго регламентированы. Его закрытость контролировалась в первую очередь: родители могли посещать девочек только в определенные дни и только с разрешения руководства;

- императрица (Екатерина II) постоянно держала в поле своего зрения все, что касалось Смольного института. Через несколько лет после его основания она писала Вольтеру: «Эти девицы… превзошли наши ожидания; они успевают удивительным образом, и все согласны с тем, что они становятся столько же любезны, сколько обогащаются полезными для общества знаниями, а с этим соединяют самую безукоризненную нравственность». В другом письме тому же Вольтеру говорилось: » .. мы очень далеки от мысли образовать из них монашек; мы воспитываем их так, чтобы они могли украсить семейства, в которые вступят, мы не хотим их сделать ни жеманными, ни кокетками, но любезными и способными воспитать своих собственных детей и иметь попечение о своем доме»;

- самые первые институтки были отгорожены от влияния семьи, но не от мира вообще. Их частно вывозили на прогулки и придворные мероприятия, в стенах Смольного устраивались торжественные обеды и спектакли. В XIX же веке концепция поменялась и в иную, не казарменную, жизнь воспитанниц старались не выпускать. Если раз в год выводили в Таврический сад, то под строгим контролем, делая все, чтобы не допустить контакт институток с другими гуляющими. Несколько раз в год (в день именин императора и императрицы, на Новый год) устраивались балы, на которых присутствовали все воспитанницы и начальство. Несколько часов девочки танцевали друг с другом, не имея возможности посмеяться или подурачиться, чтобы не быть наказанными. Изредка (и отнюдь не везде) устраивались балы с приглашением кавалеров-родственников (родство считалось обязательным условием), а кое-где (о распущенность!) и воспитанников дружественных мужских учебных заведений («Юнкера» Куприна). А с началом Первой мировой войны прекратились и эти малочисленные праздники: считалось предрассудительным веселиться, когда идут бои;

- главное было сделано: «Затронут был самый вопрос, указана нравственная задача школы, поставлен идеал общественной пользы и человеческого достоинства, — в первый раз заявлена необходимость правильного женского образования». «Новая порода» людей, значительно отличавшаяся от прочего русского общества, была создана, и это было признано самим обществом. Впервые в русской семье появляются образованные женщины, которые внесли в убежище дедовских предрассудков струю нового света и воздуха — новые здоровые и гуманные начала способствовали возникновению интереса к вопросам воспитания и пробуждали стремление к подражанию. Идея женского воспитания и положительный опыт были использованы во вновь образующихся гимназиях, а затем и в создании женского университета — Высших женских курсах (Бестужевских). Ни в одной стране мира правительство не уделяло столько внимания женскому воспитанию — это неоспоримый факт;

- попробуем представить себе тот идеальный образ Дамы, матери нового поколения людей, который увидели просвещенные европейцы в смолянках. Прежде всего, она была носительницей идеала благородства и чистоты, верила в то, что этот идеал осуществим несмотря на невзгоды и тяготы реальной жизни, принимая их стойко, без ропота и озлобления. В обществе она была веселой и непринужденной, поражала изящным вкусом и ярким воображением, остроумной речью, развитостью и обаянием «изящного ума». Она является примером для подражания другим. Все эти черты мы находим у лучших смолянок — Нелидовой, Ржевской, Плещеевой…

                        После прочитанного стало понятно откуда убыло: революция  положила конец благородному воспитанию и до сих пор в России нет даже приблизительного аналога Смольного института. Летом 1917 года воспитанницы института были переведены в другие учебные заведения. В октябре 1917 Смольный институт выехал в Новочеркасск, где в феврале 1919 состоялся последний выпуск. А вот прибыло все это к нам через года далеко не в лучшем виде:  потрепанное но в стразах, в шортах, джинсах с дырками, с просвечивающимся  нижним бельем, с трусами стрингами наружу, майками алкоголичками, с черепами и костями на футболках, с кричащим и стонущем мини, с дикими антрацитовыми расскрасками, с мешковатым фасоном вечернего одеяния  - все это доплелось в нашу теперяшнюю жизнь. Екатерина писала Вольтеру о "новой породе людей".... Да, генетика наука серьезная. Видимо, где-то после революции, произошел серьезный сбой, аж такой сильный , что его последствия ходят по улицам и не знают, что они продукт этого сбоя  :)))))))))   

 

 

Наши партнеры